Новости партнеров


Мы в соцсетях

Наши партнёры

 



Сейчас на сайте

1 пользователь на этой странице
Пользователи: 1 посетитель


Благопочтенный красноармейский привет


Вышедший в 2016 году сборник «Хроника чувств. Возвращение 1941-1945», составленный на основе документов из Фондов государственного архива Владимирской области, включает фронтовые письма, воспоминания и творческие материалы владимирцев-участников Великой Отечественной войны. Встречаются в нём и имена людей, ушедших на поля сражений из Вязниковского района.

Среди них — Фёдор Иванович Бураков, 1920 г.р., уроженец деревни Ям, рядовой. До войны работал токарем. 8 июня 1941 года призван в ряды Красной Армии. Служил в Житомире, в танковой части. Погиб 26 июля 1941 года в бою под городом Коростенем на Украине. Об обстоятельствах гибели своего мужа Евгения Петровна Буракова узнала из письма его сослуживца Василия Дмитриевича Шевакина в 1946 году.

Письма Ф.И. Буракова жене, матери, сёстрам, а также письма его фронтового товарища В.Д. Шевакина, адресованные Е.П. Бураковой и в Никологорский райвоенкомат, откуда призывался Ф.И. Бураков, были переданы в Вязниковской районный архив директором Сергиево-Горской школы Людмилой Фёдоровной Бураковой в мае 1982 года. На хранение в Государственный архив Владимирской области документы поступили в ноябре 2014 года от заведующей архивным отделом администрации Вязниковского района Ирины Чекулаевой в ходе областной поисковой операции «Письма с фронта и на фронт».

Письма Ф.И. Буракова жене, матери и сёстрам

13 июня 1941 года
Здравствуйте, дорогие родные, во-первых, Женя, мама и Лиза, Поля, Катя. Я в настоящее время нахожусь в дороге, и едем пока все, ничего, ехать нам весело, народу очень нас много, тысчонки полторы, и есть и знакомые, Лёшка Сахаров едет со мной, так что ехать пока хорошо, и стали подкармливать, но едем пока, неизвестно и куда. Проехали 3 суток, но до места, видно, далеко, но нам самим не говорят, но когда, видно, приедем, то узнаем… Писать в дороге очень плохо, только начнёшь, а поезд пойдёт, то тут уж бросай. Едем в телячьих вагонах и едем как будто на Украину. Там, видно, климат ничего. Затем до свидания, писать пока ещё нечего. Остаюсь жив и здоров. Передавайте привет всем родным и знакомым: Насте, Клавде, Тасе и всем мальчишкам, да ещё сестре Нюре и Лидушке. Писать до места больше не буду. Жив и здоров и желаю вам всего хорошего. До свидания, пишите и вы. Ф. Бураков.

16 июня 1941 года
Здравствуйте, дорогие родные. Шлю вам всем по благопочтенному привету… В настоящее время мы доехали до места и находимся на Украине, в городе Житомире. Живём пока ничего, но ожидаем лучше. Как начал писать, то ещё в вольной одежде, но остальные часы и минуты уже нас к частям прикрепили и свой адрес сказали. Мы прибыли в этот город 14 числа вечером. Климат здесь, как и у нас, так как жить ещё можно, и жить будем. Как будто живём от границы недалеко, дорогой ехали и кое-что видели нового, как пашут на быках и кое-что другое. Меня в настоящее время прикрепили в авточасть. Передавайте привет Коке и Лиде, Насте, Клавде, Любаньке и Таське и всем остальным… И пишите письма чаще. Если есть адрес Лёши Сахарова, то пришлите. У нас здесь со мной свои есть, но с Лёшей Сахаровым нас пока разбили, но, наверное, видеться будем… Прошу вас, пишите и шлите письма чаще.

18 июня 1941 года
Письмо от брата. Шлю вам красноармейский благопочтенный привет. Кока, я в настоящее время нахожусь на Украине, в городе Житомире. Доехали до места всё хорошо, в дороге находился 5 суток, но были и остановки, но небольшие, так что доехали все, слава богу. Сейчас нам обмундирование дали всё новое и прикрепили нас к частям… Я сейчас попал… в автобатальон, и если тут буду служить, то, наверное, приеду домой шофёром. Тут служить хорошо, строевой только 2 часа в сутки. Так что тут служить можно, но и кормят пока ничего, так что обо мне не беспокойтесь… В дороге видал кое-что новое, на Украине хлеба очень хорошие, картофель почти цветёт, и все остальные хлеба очень хорошие, так что жить пока здесь можно. Знакомых много из нашего района, 15 человек, и со всеми видимся. Климат здесь тот же, как и у нас, так что, Кока и Лида, живите лучше и пишите письма чаще, но обо мне не думайте, я как-нибудь да проживу.

19 июня 1941 года
…Женя, прошу тебя, шли письма чаще, так как у тебя дел, можно считать, что меньше моего. За тем писать, Женя, пока кончаю и тебя не забываю, прошу тебя, чтобы и ты меня не забыла… Целую тебя! Конвертов сто штук в Москве купил, пишите все, пока ответ всем я вам дам. За тем до свиданья… Жене от Феди. Бураков Фёдор Иванович.

25 июня 1941 года
Здравствуйте, мои многоуважаемые родные. Шлю вам всем свой пламенный красноармейский привет… Женя, я вам писем посылаю очень часто, но не знаю, вы их получаете или нет? Я от вас не получил ни одного. Женя, я в настоящий момент нахожусь в военной обстановке, но пока всё, Женя, ничего, остаюсь жив и здоров. Мы сейчас находимся в ново-западной Украине, в бою ещё, Женя, мы не были пока. Живём хорошо, но про вас не знаю, как вы, Женя, и все остальные. Нас здесь, знакомых, много, и жить пока весело, живите и вы хорошенько. Писем мне пока не пишите, всё равно я их не получаю. Женя, не пройдёт ни одного дня, чтобы я вас не вспомянул… Желаю всего хорошего и вам, и всему нашему семейству. Передавайте от меня привет всем родным и знакомым. Кончаю писать… До свиданья, Женя.

31 июня 1941 года
…Мы в настоящее время живём, как цыгане, всё по лесам, и у нас походы очень тяжёлые – километров 50-60 за день. Но это ничего, всё бы это перенесли, как бы остаться живым, но вряд ли, не надеюсь. Так вот хочу вам сказать: если вам нужны будут деньги, то продавайте всё моё, что осталось, оно мне уже, наверное, больше не нужно. Но, дорогие родные, Женя, я вас всех часто очень вспоминаю и ещё чаще, когда я на ваши карточки смотрю… и ещё раз напоминаю, что забыть я не могу… Ещё хочу сказать, что горя видим много, но придётся всё переживать. Писать мне много не придётся, ну а вернусь, то расскажу…
…Прошли мы места многие и много видели всего: гранаты рвутся над нами, и пули лютые сверкают перед нашими глазами. Но всё ладно, и всё это ничего, но и мне хочется вернуться обратно домой, хотя и раненому, но только бы не калекой остаться навек… У нас армия очень сильная, и значит, что мы их разобьём, возможно, и не мы, но будет победа за нами…

1 июля 1941 года
Здравствуй, милая Женя, шлю тебе я свой пламенный красноармейский привет и пожелаю тебе всего хорошего в вашей цветущей жизни… Женя, я в настоящий момент ещё живу пока, слава Богу, в то же время, мы в бою ещё не были, и все со своими товарищами вместе. Женя, обо мне больно не думай, возможно не вернуться обратно домой, так что нам и самим беспокоиться от этом не приходится, но, видно, как Бог… Но только, Женя, я тебя не забываю, а много раз на одном дню я вспоминаю… Я думаю, что и ты на меня больно не обижаешься, так что я плохого для тебя ещё ничего не делал. Женя, я вас всех там прошу, чтобы вы жили как можно лучше…
…Женя, я сейчас нахожусь в западной Украине, были и в Польше, так что, как цыгане, ездим… живём и ночуем всё по лесам, так что жить пока ещё можно… Мне и самому хочется… вернуться обратно на свою Родину, но, видно, Женя, как Бог, если и погибнем, то, видно, не один, а нас много, но об этом, видно, думать и не надо… У нас у всех такие мечты, чтобы вернуться обратно домой, но и много думать и мечтать не нужно, и всё это ни к чему, и духом падать, видно, мои родные, ни к чему. Если живы останемся, то вернёмся. Но только мне жалко того, что писем я от вас не получал ни одного. Обо мне не беспокойтесь… Ещё раз прошу, передавайте привет всем от меня и обо мне не думайте, хуже людей не сделаем. Писать я кончаю, только читайте и меня вспоминайте… Это на память. Ф.И. Бураков…

Письмо В.Д. Шевакина, фронтового товарища Ф.И. Буракова

25 февраля 1946 года
Привет из Австрии. Здравствуйте, премногоуважаемая Евгения, с приветом к вам – В. Шевакин. Разрешите лично вам передать пламенный привет и массу наилучших пожеланий в вашей одинокой, Женя, скучной жизни. Вот теперь разрешите вас поставить в известность, что я ваши получил 2 письма, за которые очень и очень благодарю. Вот, а теперь ещё слушайте. Я вам ещё раз опишу за своего товарища Федю, то есть за вашего мужа, и когда мы были, то он мне говорил, что если меня убьют, то напиши жене письмо. Вот ещё когда мы пошли с ним в бой в 41-м году, его убили на Украине, как раз мы были в наступлении. Убили его пулей в лоб, и вышла пуля в затылок. Я его хоронил и, что надо было, взял, но тогда мне вам не было времени описать, а теперь я часто вспоминаю своего товарища и как… вы нас провожали с дому.
…Евгения, охотно верю, что трудно забыть вам первое счастье, но, видно, ничего не поделаешь. Приеду, расскажу точнее, а то, что написал, всё верно, и никому не верь, никаким гаданиям. Если есть возможность, то подыскивай себе в период этого времени.
Вот, дорогая, за тем до свидания. Лично вас целую не раз, без счёту за товарища Федю, друга. До свидания. В. Шевакин.

Автор: Дмитрий Фирсов.
По материалам газеты «Маяк»




Просмотров: 12
  • Оставьте свой комментарий