Реклама

Новости партнеров


Мы в соцсетях


Реклама

Наши партнёры

 





Детство, опалённое войной


6 июля труженице тыла, вдове инвалида Великой Отечественной войны Нине Федоровне Пахомовой (Ситковой) исполнилось 89 лет.

Нина Фёдоровна родилась в деревне Ромашево Вязниковского района. Жила с родителями, Екатериной Тимофеевной и Фёдором Васильевичем, и двумя сёстрами (Клавдией и Валентиной). 22 июня 1941 года жизнь в деревне шла своим чередом. В обед из районного центра приехал человек, собрал людей на митинг и объявил о начале войны. Все заплакали, стали обсуждать страшную весть, а взрослые мужчины — собираться на фронт. Началась демобилизация. Фёдор Васильевич ушёл на войну 30 июня.

Деревня была небольшая — около 30 домов. На фронт забрали 22 человека. Остались женщины, старики и дети. На их плечи легли заботы по дому и работа в колхозе. Работали от темна и до темна. Лошадей забрали на фронт, поэтому пахали на быках, которых запрягали вместо лошадей, а свои участки — на себе. Летом трудились на сенокосе: взрослые косили, а дети сушили сено. Луга располагались очень далеко, поэтому уезжали с утра и приезжали вечером. В конце июля начинались полевые работы: жали рожь, драли лён. Во время уборочной в колхозе организованно кормили: давали первое и по 200 г хлеба. Если перевыполнишь план (вместо 5 соток выдерешь 10 или 15 соток), то прибавляли еще 100 г. Мама жала до 15 соток.

Подростки вязали снопы, дети околачивали лён колотушками. Получались льняная солома и семя, из которого делали масло. Льняную солому расстилали по лугам тонким слоем рядами, чтобы она вылежалась. Затем солому сгребали, развозили по домам, вязали в снопы и отвозили на заводы по первичной обработке льна. Когда поспевали пшеница и овёс, их косили жнейками или косами и также молотили на молотилке. Потом приспособили комбайны. На весь сельский совет была одна тракторная бригада. Девушки тоже работали трактористами. Несмотря на малый возраст (13-15 лет), дети носили мешки. Было очень трудно, но скидок на возраст не делали и торопили с выполнением работы.

С 10 сентября начинали копать картошку. Её засыпали на семена, оставляли на еду колхозникам, сдавали государству и давали на трудодни. В это время продолжали домолачивать рожь, овес, пшеницу, которые не успели домолотить летом. В колхозе сажали много огурцов и капусты. Весь урожай отправляли в город на консервные заводы. Когда заканчивались полевые работы, трудились на скотном дворе: кормили, поили животных, варили еду, носили воду из колодца, убирали, вывозили на поля навоз.

Весной готовились к полевым работам и с мая начинали пахать. Сеяли вручную овес, пшеницу, просо. Таким был каждый день не только у взрослых, но и у детей. Дети вставали около 5 часов утра летом и в 7 часов зимой, а родители ещё раньше. Лишь в самую жару была возможность отдохнуть. На лето каждому ученику давали норму выработки трудодней. Зимой дети собирали по домам золу и куриный помёт, которыми весной подкармливали озимые. На трудодни давали рожь и пшеницу. Их мололи и пекли хлеб. Чтобы муки хватило надолго, в хлеб добавляли картофель. Труд был изнуряющим. При этом за 3 километра ходили в школу, но уроки учить было некогда — сразу шли помогать матери на ферму.

Еды не было. Чаще всего питались варёной картошкой. Урожай её был небольшой. Солили капусту, огурцы. К весне запасы заканчивались, и дети шли по полям собирать мороженую картошку. Её мыли, чистили и делали «гнетухи» (что-то наподобие картофельных оладий). Спасала корова, ещё были куры и овцы. Кормили их плохо, т.к. кормов не хватало, поэтому и отдача от них была невелика. Начиная с весны, переходили на «подножный корм». Ели щавель, крапиву и другие съедобные дикорастущие травы. Готовили из них разнообразные блюда. Когда поспевали ягоды в саду и в лесу, наступало настоящее счастье. Старались в свободное от работы время ходить за земляникой, черникой, брусникой и малиной. Ягоды ели, пекли с ними пироги, сушили их, мочили. Это помогало восполнить недостающие витамины зимой. Бегали в лес за грибами. Из них готовили супы, сушили, солили, жарили и варили. Всё это дополняло нехитрый продовольственный припас.

Чем дольше шла война, тем тяжелее становилось жить. Надевать и обувать тоже было нечего. При свете самодельного светильника садились в доме вокруг стола и вязали носки, чулки, варежки, кружева. На фронт отправляли весь урожай, мясо, одежду. Работали под девизом «Всё для фронта, всё для Победы!». Женщины в доме были за мужчину — умели делать всё. Народ не унывал, верил в Победу. Пели песни. Это помогало преодолеть невзгоды и ускоряло работу.

Первое извещение о смерти односельчанина пришло уже в самом начале июля 1941 года. Приехал начальник из города, собрал митинг и объявил о геройской смерти. На митинг пришли от мала до велика, все плакали, переживали и боялись за близких. Потом такие известия приходили часто. О некоторых фронтовиках сообщалось, что пропал без вести или находится в партизанском отряде. Из 22 ушедших на фронт мужчин погибли 12.

Могилы умершим копали женщины, т.к. все мужские работы лежали на женских плечах. Женщины заготавливали дрова, подшивали сапоги, выполняли мелкий ремонт дома. Бельё стирали щёлоком, т.к. мыла не было. Золу насыпали в бочку и заливали кипятком. Вода получалась мыльная. Стирали руками. Утюги были чугунные, на углях.

Самой тяжёлой для населённых пунктов центрального региона была осень 1941 года, когда немецкие самолеты летали бомбить Горький и Дзержинск. Подростки отличали вражеские самолёты от своих. Ночью закрывали окна плотными занавесками, чтобы не было видно деревню сверху. Часто предупреждали о том, что может высадиться немецкий десант. Все очень боялись, ведь дом стоял на окраине.
В 1942-м после тяжёлого ранения с фронта пришёл отец, Ф.В. Ситков. Его сразу назначили председателем колхоза, несмотря на хромоту из-за раны. В 1943 году в семье родился сын Валерий.

Окончания войны ждали с нетерпением. У некоторых было радио. С его помощью узнавали последние вести с фронта о победоносном шествии нашей армии. И вот наступило 9 мая 1945 года! День был солнечный, тёплый. Дети бегали по деревне с криками: «Победа!». Грустно было тем, у кого погибли родные и близкие.

Иван Васильевич и Нина Фёдоровна Пахомовы

Жизнь в деревне стала понемногу налаживаться. Часть урожая оставалась в семье. Излишки сельскохозяйственной продукции можно было продать на рынке и купить что-то из одежды и обуви.

Когда закончилась война, Нина Фёдоровна училась в деревне Денисово (сейчас Гороховецкого района). Зимой жила на квартире, а начиная с весны ходила каждый день домой: 8 км туда и 8 км обратно. После десяти классов пошла работать весовщиком пряжи на льнопрядильно-ткацкую фабрику в деревне Паустово. В 1947 году поступила в Вязниковский текстильный техникум на прядильное отделение. В марте 1950 года защитила диплом по специальности «техник-технолог по прядению» и получила направление на Октябрьскую фабрику. На этой фабрике проработала 33 года в должностях мастера и начальника прядильного цеха. 20 лет работала заведующей производственной лабораторией. Иногда замещала главного инженера. За свой труд имеет звание «Труженик тыла» и многочисленные награды: грамоту Министерства лёгкой промышленности, медали «Труженик тыла», «Ветеран труда», «За доблестный труд в Великой Отечественной войне», юбилейные медали к 60-летию и 50-летию Победы.

2 февраля 1950 года вышла замуж за Ивана Васильевича Пахомова, с которым прожила в мире и согласии почти 60 лет. Несмотря на невзгоды и лишения, все дети в семье вышли в люди, получили образование и специальность, создали семьи и построили жильё.
У Нины Фёдоровны две дочери и восемь внуков. Мы все её очень любим и желаем хорошего здоровья и долголетия!

По воспоминаниям матери.
Автор: В. Пахомова
По материалам газеты «Маяк»

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники



Просмотров: 4
  • Оставьте свой комментарий