Эхо войны


письма с фронта,фронтовые письма,
Фронтовые письма и воспоминания участников Великой Отечественной войны, обнаруженные в фондах Государственного архива Владимирской области и обобщённые в сборнике «Хроника чувств. Возвращение. 1941-1945» содержат информацию о людях, ушедших на фронт из Вязниковского района.

«Старое вспоминается часто»
Василий Яковлевич Борисов родился в 1912 году в г. Вязники. Служил в 1941-1945 гг. в отдельном разведбатальоне 180-й дивизии Северо-Западного фронта командиром отделения.
Письмо В.Я. Борисова

Дорогая Люба! Извини, что так долго не мог ничего написать. Но ты, наверно, уже давно знаешь, какие происходят сражения сейчас на нашем участке фронта. Работы по горло, и особенно нам, связистам, ибо связь – это решающее в бою все вопросы. Но нам, обслуживающим связью авиачасти, ещё труднее, ибо в авиачастях связь должна быть самой бесперебойной, самой устойчивой, а поэтому считаться ни с чем не приходится.
Люба! Мне ещё давно писала мама, что в посёлке открываются пионерлагеря. Это очень хорошо. Интересно, кто там работает, кто есть из «старых» работников?
Люба! Если у тебя есть свободное время, напиши, пожалуйста, несколько строк о лагере. Ты знаешь, как это будет для меня интересно, да и старое вспоминается часто, и особенно походы на Клязьму и ночи у костра. Эх, Люба, если бы ты знала, как иногда всё это отчётливо и ярко вспоминается, ну прямо словно это было всего несколько времени назад. Как жаль, что это никогда уже больше не вернётся. Жалко Володю. Часто вспоминается, как мы с ним были вместе и в летних лагерях, и в зимних. Часто из-за какой-нибудь мелочи поспорим, а потом посмотрим друг на друга, и снова как будто между нами ничего не произошло. Жалко его. Моя жизнь часто была тоже на волоске от смерти, но вот уже смерть смотрит в глаза, и всё же я ещё жив и бодр по-прежнему. Ничего не поделаешь, на то она и война.

письма с фронта,фронтовые письма,
«Враг был отброшен»
Сергей Кузьмич Амосов родился в д. Бахтолово Вязниковского района. Служил в Красной Армии с июня 1941 по январь 1945 гг. На фронте был санитаром, стрелком, окончил курсы младших лейтенантов, после которых был командиром взвода автоматчиков. 18 января 1945 г. демобилизован в связи с тяжёлым ранением. Работал заведующим отделом социального обеспечения при Никологорском исполкоме райсовета, затем завотделом сельского и колхозного строительства при Никологорском исполкоме райсовета. Награждён орденом Красной Звезды, медалями «За отвагу», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

Из воспоминаний С.К. Амосова


…В армию я был мобилизован 23 июня 1941 года, то есть на второй день после объявления войны с гитлеровской Германией. 6 июля принял первое боевое крещение под городом Бобруйск в Белоруссии. 29 июля был ранен. После выздоровления снова был направлен на фронт. И снова был ранен. После выздоровления направлен в запасной полк.
Здесь я узнал, что набирают на курсы офицеров, младших лейтенантов. Я подал заявление и был принят. Закончил курсы и в конце декабря 1942 года получил звание младший лейтенант.
13 января был послан в часть бронетанковой бригады танко-десантником, где был назначен заместителем командира роты по политчасти. Наша бригада в то время располагалась в г. Старый Оскол. В это время здесь неподалёку была окружена немецкая группировка, которую нам приказали уничтожить. По пути к назначенному пункту мы блокировали две деревни, в которых находились немцы, около трёхсот, мы пленили их.
На ночь мы пришвартовались в населённом пункте. Здесь рота была разделена. Одна часть осталась охранять танки, а остальных, в том числе и меня, послали выполнять задание. Когда мы стали приближаться к цели, было уже светло. Немцы нас обнаружили и стали обстреливать. Завязался бой, и мы были вынуждены отступить. В живых из 32-х человек осталось четверо. Я был ранен в плечо. Пришлось направиться туда, где оставались наши танки и остальная часть роты. Когда мы подходили к месту, нас обстреляли из пулемёта, по звуку которого мы поняли, что это немцы. По карте мы определили ближайший город. Оттуда нас доставили в штаб своей бригады. Меня отправили в госпиталь. Оказалось, что ночью немцы сделали налёт на наши танки, и большая часть солдат и танкистов погибла.
После излечения, в июне 1943 года, попал в часть, которая находилась в направлении Прохоровки и Обояни. Здесь разгорелись сильные бои. После освобождения Обояни нашу часть повернули наступать на Белгород. С обеих сторон тысячи самолётов и танков. Столько гибло людей, что за ночь не успевали хоронить.
За освобождение Белгорода я был награждён орденом Красной Звезды и присвоено звание лейтенант. Там же 6 августа 1943 года был ранен в ногу и направлен в госпиталь. После излечения попал в часть на 2-й Белорусский фронт. На берегу реки Друть наша часть встала в оборону. Как только река очистилась ото льда, наша часть перешла в наступление. Форсировали реку на подручных средствах: ломали дома, выламывали полы, потолки, сбивали плоты… Здесь много бойцов потонуло, но враг был отброшен. За форсирование реки Друть я был награждён медалью «За отвагу».
В августе 1944 года я снова был ранен в руку и лечился до 17 января 1945 года, после чего был демобилизован по инвалидности. В конце января вернулся к семье, а в феврале устроился на работу заврайсобесом при Никологорском райсполкоме.

«Война кончилась»
Анфиса Павловна Соколова родилась в 1901 году в селе Алексино Ивановской области. В 1934 году начала работать в 1-й городской больнице г. Вязники. С августа 1941 года работала старшей медицинской сестрой в эвакогоспитале №3087, организованном на базе больницы, с конца июля 1942 года – в госпитале 33-й армии 1-го Белорусского фронта. Награждена орденом Красной Звезды и медалями. После войны вновь работала в 1-й городской больнице г. Вязники. За трудовую деятельность награждена орденами Ленина, Трудового Красного Знамени.
Из воспоминаний А.П. Соколовой

…Наш город Вязники начал готовиться к обороне: светомаскировка, рытьё окопов, организация тыловых госпиталей. Помню эпизод, который случился со мной с этой светомаскировкой. Завесила окна своей квартиры плотным, но светлым полотном и успокоилась. День прошёл благополучно, но на следующий вечер стук в окно, выхожу, стоит мужчина, оказывается, из МПВО (местная противовоздушная оборона): «Это вы так сделали маскировку, смотрите, ведь ваши окна светятся, как маяки. Вот вам квитанция, извольте заплатить штраф за нарушение светомаскировки».
В августе 1941 года на базе нашей больницы был организован эвакогоспиталь №3087. Незабываемой была первая встреча с ранеными, сколько волнений, как они дороги были для нас, участники сражений, пролившие свою кровь за Родину. Скорей, скорей уложить их в постели, накормить, сделать перевязки, успокоить ласковым словом, написать родным письма, что они живы.
В июле 1942 года получен приказ об отправке нашего госпиталя на фронт. Начались опять волнения, быстрые сборы, прощания с родными, близкими. Я оставляю больную старушку-мать и уезжаю (она умерла без меня).
Первая наша передислокация была в г. Наро-Фоминск. Здесь мы впервые увидели следы войны: разрушенные здания, обломки орудий, реку, ещё не успевшую очистить воды от крови. В уцелевших зданиях развернули госпиталь и начали принимать раненых. В Наро-Фоминске мы пробыли до 22 февраля 1943 года. Далее следуем за армией, продвигаются войска вперёд на запад…
Мы в деревне Кукушкино Смоленской области. Простые деревенские избушки заменили нам палаты для раненых. Мы были близко от линии фронта. Медсанбаты не успевали обрабатывать раненых, и они поступали к нам прямо с поля боя. Помню, как умирал один офицер, просил меня написать письмо родным в Москву, а губы чуть шевелились: «Напишите родным, жене и сыну, что я умираю за Родину»… Сестрички часто плакали над умирающими, как над родными…
Двигаемся за армией по лесам Смоленщины и Белоруссии. Въезжаем в дремучий лес, быстро натягиваем брезентовые палатки, ставим железные печи. Начинается спешное строительство бараков, лес рубят и складывают стены легкораненые, а нам, сёстрам, вменялось в обязанность рытьё котлованов, промазка глиной стен, чтоб было тепло… Потоки раненых были большие, не смыкали глаз ни днём, ни ночью, и так весь 1943 г. и 1944 г., пока не переехали границу Польши.
Бывали и передышки между боями. У нас в госпитале была создана своя самодеятельность. Выезжали в армейские части к зенитчикам, которые оберегали нас от немцев. Как было приятно бойцам смотреть на девушек в белых марлевых кофточках, которые поют и танцуют…
Начало 1945 года. Наш эвакогоспиталь находился в пограничном польском городе Познань. Мы ждали приказа перейти границу с Германией. Солдаты говорили: «Нам бы только добраться до их логова, мы бы им отомстили за наших жён и детей». И вот приказ срочно переезжать границу. Попадаем в большой торговый город Швибус, но город был пуст, жители разбежались… Госпиталь расположился впервые после лесов, землянок, бараков в больших богатых немецких домах, и началась жаркая пора – штурм Берлина. Раненые поступали большими потоками, работали день и ночь без отдыха.
Вторым немецким городом был Реппен. В этом городе я встретилась со своим родным братом, вернее, он меня разыскал по моим письмам домой… Сколько радости было при встрече с ним.
Бои за взятие Берлина закончены, больных эвакуировали в тыл, и мы погрузились в эшелоны. Вдруг слышны залпы орудий, прибегают бойцы из частей и сообщают: «Война кончилась». Мы все выбегаем из вагонов, радуемся, целуемся, обнимаемся… Откуда ни возьмись и гармонист заиграл: «Ну, девчата, веселись». И начались песни и пляски…

Автор: Дмитрий Фирсов.
По материалам газеты “Маяк”.

Просмотров 1, сегодня просмотрели 1


Поделитесь новостью с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •