Новости партнеров


Мы в соцсетях

Наши партнёры

 



Сейчас на сайте

1 пользователь на этой странице
Пользователи: 1 посетитель


Родовая «карусель» вязниковских предводителей дворянства


История вязниковского дворянского предводительства, среди которого прослеживаются целые династии.

Дворянство – привилегированное в глазах прочих сословие (представители коего, вопреки представлениям, укоренившимся в советские годы, далеко не всегда обязательно купающиеся в роскоши) – составляло по разным оценкам и в разные времена от половины до полутора процентов всей численности населения России. Таковая малочисленность и положение (опять же в глазах прочих) элиты общества, с безоговорочно присущими ей превосходно-положительными качествами (что, конечно, не всегда было истиной) подразумевало укрепление родственных связей между дворянскими родами, выражавшееся в укреплении своих элитарных позиций посредством заключения браков между представителями дворянских династий.

Практика заключения брачных союзов меж дворянами на протяжении десятков и сотен лет выразилась в – простите – восхитительном клубке родственных связей, переплетениям нитей которого позавидовали бы пресловутые Мойры и Парки, что распутывать современным историкам одно удовольствие!

Владимирское дворянство также не осталось в стороне. Не редки здесь были браки даже между двоюродными братьями и сёстрами, а уж если брать сообщество дворян-чиновников, в одно время можно было встретить близких родственников, тянущих друг-друга по ступеням служебной лестницы, ибо, как справедливо заметил покойный доктор исторических наук Леонид Ефимович Шепелев, оказание помощи родственнику и даже прямая протекция по службе считались обязательными. Разумеется, всё это было в дореволюционную – «дворянскую» – пору; в наши же дни о кумовстве мы и слыхом не слыхивали, ведь правда?

Давайте, далеко ходить не будем и рассмотрим историю вязниковского дворянского предводительства, среди которого также прослеживаются целые династии.

Третьим вязниковским «хозяином уезда» стал Иван Глебович Замыцкий – отставной секунд-майор, представитель древнего дворянского рода, в 1784-1785 гг. предводительствовавший в Вязниковском уезде. Потом он служил по судебной части во Владимире и скончался в 1797 году, не застав замужества своей дочери Марии. Юная Маша Замыцкая, влекомая дворянским долгом сохранения чистоты крови, перед самой войной 1812 года сочеталась браком с тогдашним ковровским предводителем дворянства Аркадием Петровичем Рогановским (сыном вязниковского исправника), коего в сентябре 1812-го его дворовые люди убили насмерть, умело имитировав естественную смерть. А незадолго перед тем оказалось, что ковровский предводитель Рогановский взял девицу Замыцкую в жёны, не оформив развода по предыдущему браку с первой женой. Конфуз был страшный. Дело дошло до государя-императора, который повелел Рогановского от должности ковровского предводителя отстранить. Ну и вскоре Аркадий Петрович испустил дух, как потом оказалось, под подушкой одного из злоумышленников-убивцев.

Была у несчастного двоежёнца сестра – Олимпиада Петровна. Её супругом стал чиновник Иван Петрович Николаев, служивший в должностях ковровского земского исправника, побывавший вязниковским и ковровским уездным судьёй, увенчанный орденом святого Владимира IV степени, дававшего, кстати, права потомственного дворянства, но оные Николаеву совершенно не нужные, поскольку потомственным дворянином он уже являлся, благодаря этому обстоятельству дважды избираясь ковровским уездным предводителем.

Права потомственного дворянина, как и полагается, получил Пётр Иванович Николаев – сын Петра Ивановича и Олимпиады Петровны Николаевых, племянник убиенного Рогановского, что был мимолётным мужем дочери вязниковского предводителя Замыцкого. Этот Пётр Николаев служил в уланах и гусарах, откуда в возрасте 20 годов был уволен поручиком и после череды должностей в 1850 году был избран на пост вязниковского предводителя дворянства, занимая его два трёхлетних срока кряду – до 1856 года. Женат Пётр Иванович не был (хотя, наверняка утверждать сие нельзя и есть данные, по которым можно настаивать на обратном ). В любом случае, если говорить о должности вязниковского предводителя, среди таковых кровные потомки Николаева не значатся.

Родственные связи дворян Замыцких, Рогановских, Николаевых.

Понятно, что о прямых родственных связях в случае с предводительством Замыцкого и Николаева речь не идёт и здесь, скорее, история, которую сейчас назвали бы теорией пяти рукопожатий сторонники оной. Другое дело — следующие кружева, наплетенные Клио…

Следом за Иваном Замыцким бразды правления уездом взял в свои потомственные руки Пётр Степанович Нестеров – сын Степана Нестерова, служившего генерал-адьютантом у князя Меньшикова и бывшим для Данилыча подобием того, кем сам князь являлся для Петра I. Сын доверенного лица денщика Петра Великого после начала службы в гвардии к середине жизненного пути достиг чина армейского капитана и в 1746 году был прокурором Суздальской провинции, где избран предводителем суздальского дворянства. Вязниковским же предводителем он был избран в 1785 году, являясь среди прочего владельцем села Старое Татарово с деревнями, мучной мельницей «о двух поставах» на Таре и покосами по обеим сторонам Клязьмы, где соседями были граф Никита Панин и княгиня Аграфена Куракина, чьего племянника – «бриллиантового князя» Александра Куракина – Панин воспитывал, яко пестовал в своё время наследника престола великого князя Павла Петровича. Вот это соседство! Во времена своего предводительства Пётр Нестеров построил в Старом Татарове каменную церковь, у которой спустя пять лет после её освящения сошёл в могилу в 1794 году.

Родственные связи дворян Нестеровых, Кашинцевых, Протасьевых, Нероновых.

Покровская церковь села Старое Татарово (ныне – Барское Татарово в черте пос. Мстёра), выстроенная предводителем П.С. Нестеровым. 2012 г.

Два сына Петра Степановича – Василий и Алексей – также занимали пост вязниковского предводителя дворянства. Правда, отставной гвардии прапорщик Алексей Нестеров не успел сполна вкусить всех прелестей самой высокой должности в уезде, отойдя в мир иной в 1803 году, едва заняв оную. Василий же, отставленный в 1790 году из военной службы секунд-майором, уже в следующем году заступил вязниковским предводителем на своё первое трёхлетие и был избран снова уже в гражданском чине надворного советника в 1800 году. По окончании срока он выехал в Москву, откуда летом наезжал в принадлежавшее ему Старое Татарово, отошедшее от отца. Он умер до 1830 года и был погребён в древней столице, тогда как его супруга Надежда Алексеевна, проведя последние годы в вязниковском имении мужа, нашла упокоение при Покровской церкви, выстроенной её свёкром.

Описание герба Нестеровых: «Щит разделён перпендикулярно на две части, имеет золотое и голубое поля, в коих изображены два до половины вылетающих орла, держащие в лапе по одному длинному кресту, в золотом поле чёрный, а в голубом поле золотой. Щит увенчан обыкновенным дворянским шлемом с дворянскою на нём короною и тремя строусовыми перьями. Намёт на щите голубой, подложен золотом»

Дочь Василия Петровича и Надежды Алексеевны Надежда же стала женой титулярного советника Евлампия Кашинцева, также представителя славного дворянского рода, творящего историю в губернии. Однако, Евлампий Сергеевич на видных губернских постах замечен не был, чего не сказать о его родном брате – бравом защитнике Отечества Александре Сергеевиче Кашинцеве. До войны 1812 года он служил в Вязниках уездным судьёй, а ещё раньше как отставной подпоручик армии – сотенным начальником в земском войске, собираемом в 1807 году на случай нашествия Наполеона. Этот опыт пригодился, когда уже в Отечественную войну организовывалось ополчение – Кашинцев поступил сотенным начальником в 3 полк, формируемый в Коврове. Александр Сергеевич занимал пост вязниковского предводителя в 1815-1818 гг., в 1824-1826 гг. и был избран в 1833-м ещё на одно трёхлетие, но летом того года умер и был погребён в Борковской пустыни.

Борковская пустынь Вязниковского уезда – место упокоения вязниковского предводителя А.С. Кашинцева.

Племянница Александра Кашинцева – дочь его родного брата Евлампия и внучка предводителя Василия Нестерова Мария – стала женой Ивана Александровича Протасьева, что принадлежал к старинному тверскому роду, внесённому в родословную книгу нашей губернии. Того самого, что расширял Смоленский храм старой Южи и строил в селе Преображенское-Тимофеевка (приданое жены) усадебный комплекс с церковью, стал «родителем» южской фабрики, проданной Балину, а также старотатаровской писчебумажной фабрики, о которой однажды поговорим отдельно.

Смоленская церковь Старой Южи, перестроенная тщанием предводителя И.А. Протасьева.

Иван Протасьев – энергичный управленец и делец – занимал предводительский пост в Вязниках в 1836-1838-м, 1842-м и с 1857 по 1869 годы! Находясь в хлопотах по своим коммерческим делам и делам управления уездом, Иван Александрович жил попеременно то в Москве, то в Старом Татарове, то в Вязниках, где во время его приездов, по словам Семёна Ивановича Змеева, «у его дома зажигали иллюминацию и выкидывали флаг».

В следующий раз предводительский пост достанется дворянам Протасьевым через поколение, а пока…

Описание герба Протасьевых: «В щите, имеющем голубое поле, изображен серебреный гриф, обращенный в левую сторону, над главою которого видна золотая корона, а в лапах держит масличную ветвь и меч. Щит увенчан дворянским шлемом с дворянскою на нём короною и тремя строусовыми перьями. Намёт на щите голубой, подложенный золотом»

У старотатаровского землевладельца и предводителя Ивана Протасьева был сын (один из четырёх) – Евлампий Иванович, названный так в честь деда Кашинцева. В возрасте тридцати одного году он был вызван на дуэль поручиком Небольсиным, где слегка ранил оного. Дуэлянта Протасьева за сию драку поместили под арест в крепость, подвергнув двухмесячному же содержанию на гауптвахте и его секунданта Петра Александровича Неронова.

Этот Пётр Неронов (дворянин, конечно) начинал службу в канцелярии московского генерал-губернатора и свой арест встретил в чине губернского секретаря. Позднее он служил во Владимире чиновником особых поручений при губернаторе И. Судиенко и был, между прочим, старостой Богородицкой семинарской церкви, которая стоит и поныне. Потом были должности мирового судьи в Вязниковском уезде, где в 1888 году он избран на предводительский пост, оставив его в чине статского советника в 1900 году и снова заняв оный уже действительным статским советником (генеральский чин по армейским меркам) в 1904-м, оставаясь предводителем до своей смерти в 1911 году. Неронов дважды избирался председателем Вязниковской уездной земской управы, где одним из его достижений стало участие в строительстве нового здания земской больницы, о котором также здесь сказывалось.

Вязники,предводители дворянства,

На чёрно-белой вставке панорамы Вязников белое здание справа – здание Вязниковской уездной земской управы – место «работы по совместительству» предводителей П.А. Неронова и И.Е. Протасьева (Советская, 23). Ныне занято мировым судом.

Имя П.А. Неронова, увековеченное на стене «народной больницы» (корпус кардиологического отделения ЦРБ).

Что же клан Протасьевых, который мы оставили на время?

У дуэлянта Евлампия Ивановича Протасьева, чьим секундантом был Неронов, была жена – Мария Николаевна. Сам Евлампий Протасьев умер в возрасте 42 лет – в 1875-м (в один год со своим 72-летним отцом-предводителем Иваном Александровичем), а Мария Николаевна повторно вышла замуж как раз за будущего предводителя Петра Неронова. Пётр Александрович, стал отчимом сыну своего старого товарища — Ивану Евлампиевичу Протасьеву, которому исполнилось восемь лет в день погребения отца у Покровской церкви в Старом Татарове. Иван Евлампиевич дважды занимал предводительский пост в Вязниках, каждый раз сменяя своего отчима в этой должности – в 1900 и в 1911 годах. Как и отчим, он состоял председателем уездной земской управы и стал последним, кто занимал должности и главного земца, и вязниковского предводителя (вопреки покойному Д.А Обидину, позиционировавшему себя как последнего вязниковского предводителя).

Прямые потомки по крови четвёртого вязниковского предводителя Петра Нестерова и последнего – Ивана Протасьева (приходившемуся ему прапраправнуком), живут в Вязниках до сих пор и, при гипотетическом восстановлении дворянства и должности предводителя, именно они могли бы претендовать на пост «хозяина уезда», отодвинув далеко-далеко «самозванца» Обидина, будучи узелками в этом необыкновенном, сплетаемом веками династическом клубочке.

Таково хитросплетение судеб дворянских династий – головокружительная головоломка, исторический пазл со множеством открытых тайн и ещё большим множеством секретов. Во-от…

В качестве постскриптума

Гороховецкий предводитель Александр Батурин женился на первой жене Аркадия Рогановского, что был затем вязниковского предводителя Ивана Замыцкого. Далёкий потомок жены Замыцкого, происходившей из рода Чихачёвых, стал ковровским предводителем.
К роду Безобразовых принадлежала жена вязниковского предводителя Василия Нестерова. Они – Безобразовы – были ковровскими и владимирскими уездными предводителями.

С поклоном Элле Владимировне и Николаю Владимировичу Фроловым. Людмиле Александровне Котовой – с оным же.

Автор: Ирши Гук.
По материалам Вязниковского вольного краеведческого общества им. протоиерея К.А. Веселовского.


comments powered by HyperComments

Просмотров: 801