Село Станки

В 12 верстах по старому счёту от Вязников, на старой дороге в Ковров, при речке Мертух находится село Станки.

Происходя от слова «стан», название села по общепризнанному мнению относит нас во времена лихих людей, кои некогда наводняли здешние края. Следует полагать, что в годы Смуты, когда вместе с польскими и литовскими отрядами печальную славу татей и душегубов стяжали шайки воровских и разбойных людей, один из таких рассадников зла находился в этой местности.

Первые упоминания о Станках относятся уже к тем временам, когда Москва была освобождена от отрядов Юзефа Будилы и Миколая Струся, а российский престол заняли Романовы. В 1628 году здесь описана вновь построенная Успенская церковь. Правда, некоторые исследователи связывают более ранние времена и имя Михаила Верижника (XV столетие) с существовавшим здесь монастырём, даже не смотря на веские доказательства в опровержение этой версии.

Помянутая в 1628 году шатровая Успенская церковь была деревянной с шатровой же деревянной колокольней. Позже при ней показаны ещё два храма: деревянный во имя Иоанна Златоуста (скорее всего, возведённый одновременно с Успенской церковью) и каменный во имя Двенадцати Апостолов, строительство которого связывают с именем российского дипломата и станковского помещика графа Петра Чернышова. Все три церкви предстают нашему вниманию в 1753 году, когда Златоустовскую разобрали и употребили на ремонт Успенского храма.

Церковь во имя Двенадцати Апостолов до реконструкции. И.А. Голышев, «Альбом русских древностей Владимирской губернии». 1881 год.

План храма во имя Двенадцати Апостолов до его реконструкции. И.А. Голышев, «Альбом русских древностей Владимирской губернии». 1881 год.

Одно из храмовых окон станковской Апостольской церкви. И.А. Голышев, «Альбом русских древностей Владимирской губернии». 1881 год.

Следует отметить, что Станки «по обе стороны речек Мертюхи и Мануиловки» до самой отмены крепостного права были владельческим селом, которое в разные времена принадлежало многим помещикам, среди коих, помимо Чернышова, значились имена Владыкиных, Телятьевых, Бартеневых, Нащокиных, Бредихиных и прочих. Само село всегда было полнолюдным, чему способствовало его удачное расположение на большой дороге, дававшей подпитку живущим в нём. К примеру, в конце XVIII столетия здесь числилось 54 двора с проживающими в них 174 душами мужеского и 178 душами женского пола. По данным предреформенной переписи 1859 года, здесь 76 дворов и 494 души (223 мужского и 271 женского пола). В 1873 количество дворов уменьшилось до 65 (со 189 мужского и 226 женского пола крестьянских душ), но село продолжало оставаться крупным селением уезда, являясь центром одноимённой волости. В начале XX столетия здесь проживало более 350 человек.

Вернёмся к станковским храмам. Смена деревянной Успенской церкви на каменную состоялось в первой четверти XIX столетия – с 1819 по 1826 годы «тщанием прихожан и от подаяния посторонних жертвователей». В последующие годы при ней появились два придела: в 1840 году во имя Иоанна Златоуста (в память о существовавшей ранее деревянной церкви) и в 1844-м – во имя Иоанна Богослова. Стоявший рядом храм во имя Двенадцати Апостолов, время построения которого «за древностию не известно», с устроенным позже приделом во имя Иоанна Воина, оставался нетронутым до 1870-х годов. Тогда ветхую зимнюю церковь положено было сломать, однако в 1882 году её отремонтировали и перестроили, увеличив к западу объём, расширив окна, заново перебрав своды и новую главу. Весь церковный комплекс на берегу Мертуха, блистающий побелкой стен, был обнесён каменной оградой со Святыми вратами на восточной стороне, заключившей и сельское кладбище.

Успенская и Апостольская церкви с. Станки. 1910-е гг.

В селе было устроено приходское училище. Размещалось оно в здании волостного правления, где ребятишек округи (приходские деревни Сингерь, Костенева, Глубокова, Димакова, Плоскова, Ендовы / Яндовы, Швариха, Барское Рожино / Рыкино) «чтению по церковным и гражданским книгам Закону Божию, первым четверым действиям арифметики и письму» обучали приходской священник и дипломированный учитель, оплату трудов коих брало на себя вязниковское земство. Позже училище расширено (вместе со штатом «учащих») и преобразовано в народную школу, также курируемую земством.

Входная часовня приписной к селу Станки деревни Сингерь. Предположительно, последняя четверть XIX в.

Уникальные снимки, сделанные в Станках в 1910-е годы фотографом И.В. Авдониным, ярко показывают российскую глубинку, отражая веками установленное размеренное её существование: трудовые будни, минуты отдыха, детские забавы, религиозную жизнь… Восхитительные чёрно-белые свидетели минувших дней более чем вековой давности, притягивают, завораживают, показывая нам далёкий, незнакомый мир наших предков. А быть может, кто-то узнает на снимках сельские уголки, сохранившиеся до нынешних дней.

Из Станков вышла известная фамилия Скипетровых – потомков священника Ефима Петровича Скипетрова – служивших на гражданском и духовном поприщах, вписавших свои имена в историю малой и большой Родины. Это были священники, учителя, мелкие чиновники и государственные служащие. Одним наградой их деятельности было возведение в дворянское достоинство, другим – терновый венец… О Скипетровых из села Станки обязательно расскажем в отдельном материале.


Позорные кровавые постреволюционные времена репрессий не обошли стороной служителей Божиих, в самый разгар гонений на Церковь оказавшихся в Станках.

В самом начале 1933 года Вязниковским ОГПУ был арестован здешний священник Павел Петрович Юницкий – уроженец гороховецкого села Мыт, не закончивший полного курса семинарского обучения, но рукоположенный в сан священника. По обвинению в антисоветской агитации он был приговорён к 5 годам исправительно-трудовых лагерей. На его место был назначен архимандрит Мелхиседек – наш земляк.

Мелхисидек (в мире Михаил Иванович Бирев). Архимандрит, настоятель муромского Благовещенского монастыря, Успенской церкви села Станки.

В 1888 году сын иконописца вязниковского села Холуй Михаил Иванович Бирев, отрешившись от суетности мирской, поступил на жительство во Флорищеву пустынь, где в 1894-м определён послушником, а ещё через три года пострижен в монашество с именем Мельхиседек. В 1904 году уже иеродиаконом он рукоположен в иеромонаха. Был помощником благочинного и монастырским казначеем. Настоятелем муромского Благовещенского монастыря архимандрит Мелхиседек арестован в 1930 году и приговорён к 5 годам лагерей, но был освобождён досрочно и в 1933 году приехал в Станки настоятелем Успенской церкви.

Помимо прихожан, образовавших религиозную общину, о. Мелхиседек был частым и желанным гостем в Серапионовой пустыни, находящейся за левым берегом Клязьмы, куда летом добирался в лодке, а зимой – по льду реки и озера. Монахини закрытой в 1922 году советской властью тамошней Алексеевской общины находили в станковском настоятеле и в священнике пустыни о. Михаиле Купрессове духовных отцов, горячей молитвой и добрым советом поддерживающих бывших насельниц разорённой общины.

Курессов Михаил Гаврилович, псаломщик с. Борково Меленковского уезда, священник с. Григорово Меленковского уезда, Серапионовой пустыни.

19 августа 1937 года о. Мелхиседек, о. Михаил Купрессов, бывшая игуменья общины Дария (Баринова) с пятнадцатью монахинями, проживавших в самой пустыни, Станках и других близлежащих деревнях, были арестованы и после допросов, в которых лишь две бывшие насельницы не признали себя виновными в контрреволюционной деятельности, отправлены в Иваново. Там 3 октября десять из восемнадцати арестантов Тройкой УНКВД приговорены к высшей мере наказания. 10 октября прозвучали выстрелы, оборвавшие жизни отважных служителей Божиих и сестёр Алексеевско-Серапионовской общины.

Тем временем, в 1930 году была закрыта и отобрана для «культурно-просветительских целей» зимняя церковь во имя Двенадцати апостолов – хозяева положения вдруг задумались о культурной стороне жизни, оскверняя древний храм. Тогда же часть Успенской церкви была отдана под мельницу. В 1934 году колокольный звон решением Вязниковского райисполкома запретили, положив отдать колокола в лом. Были предприняты попытки закрыть и эту церковь, не увенчавшиеся тогда успехом. Позднее храм всё-таки отобрали у верующих.

Более печальная участь постигла церковь во имя Двенадцати Апостолов. Её стёрли с лица земли вместе с храмовой оградой, Святыми вратами и кладбищем. Могилы своих предков уничтожали сами селяне и жители бывших приходских деревень!

В 1965 году Станки стали центральной усадьбой совхоза имени Парижской Коммуны, объединившего несколько колхозов, разбросанных ранее по двенадцати близлежащим деревням. Здание Успенская церкви находилось в ведении совхоза, а после было заброшено.

На месте сломанной Апостольской церкви поставлен мемориал ушедшим на фронт Великой Отечественной землякам.
Станки значительно расширили свои границы за счёт жилых построек, образовавших в минувшие десятилетия новые улицы. Старая дорога из Вязников в Ковров, регулярное автобусное сообщение и близость к городу делает село привлекательным для жизни, давая ему силы как двести и триста лет назад.

В центре села продолжает стоять лишённая крестов Успенская церковь, нависая колокольней над асфальтом дороги, пролегающей у подножья. С десяток лет назад сообщалось о том, что уцелевший станковский храм взял под своё крыло вязниковский Благовещенский монастырь. После нескольких проведённых в нём богослужений, храм продолжает стоять с заколоченными дверями и окнами. Ждёт…

Автор: Ирши Гук.
По материалам Вязниковского вольного краеведческого общества им. протоиерея К.А. Веселовского.

Просмотров 761, сегодня просмотрели 1
0




Поделитесь новостью с друзьями
  • 2
  • 44
  • 8
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    54
    Поделились

Добавить комментарий

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля

Don`t copy text!