Возвращаясь к истокам

krest_zhenshhina
Сейчас в средствах массовой информации часто говорят и пишут о необходимости возврата к «своим корням», к истокам, о важности изучения родной истории. Особую актуальность этот вопрос приобрел в последние годы, в связи с известными событиями, происходящими у наших соседей на Украине.

История страны начинается с истории семьи. Там, где чтят память своих предков, вырастают честные и порядочные люди, любящие свою Родину! К сожалению, на протяжении многих десятилетий эти знания, связанные с историей рода, семьи, с теми традициями, которые бытовали в духовной среде нашего народа, безжалостно уничтожались. Увы, лозунг «Мы наш, мы новый мир построим» многими понимался буквально. Время безжалостно, люди, знающие и помнящие историю своего рода, тех мест, где они родились и выросли, уходят, а вместе с ними уходит и целый пласт нашей истории и культуры.
krest_zhenshhina
Так случилось, к примеру, с общинами старообрядцев, еще недавно в большом количестве проживавших на территории нашего района.
В России в условиях развития капитализма из старообрядческой среды вышли наиболее знаменитые купцы и фабриканты. Строгое трезвенничество, более чем умеренные потребности в быту, честность и обязательность в делах, а главное, упорный, каждодневный труд от зари до зари – так закладывались и умножались состояния многих будущих «миллионщиков» Мамонтовых, Морозовых, Рябушинских. Из старообрядцев поморского согласия происходит и род нашего знаменитого земляка Ивана Александровича Шорина.
Кто же они такие, старообрядцы? Достаточно часто их именовали раскольниками, староверами, кулугурами и даже считали чуть ли не сектантами. Обратимся к истории.
17 век для России стал переломным, разграничившим русскую историю на допетровскую Русь и послепетровскую Российскую Империю. Это было время смуты, бунтов, становления новой династии. В период правления Алексея Михайловича, Тишайшего царя, происходит и знаковое событие в русской православной церкви. Вновь назначенный патриархом Никон (в миру Никита Минов) начинает исправление русской церковной обрядовой традиции. Это вызывает бурную полемику в духовной среде и приводит в конечном итоге к расколу православной церкви на сторонников патриарха и реформ, никониан и на их противников, старообрядцев, считавших, что русское благочестие превосходит над греческим, а московское над киевским. Церковный Собор 1654 года положил начало делу унификации московских книг по греческим книгам, напечатанным в XVI веке на Западе. Его определения были рассмотрены и согласованы на Константинопольском Соборе того же года. Собор 1656 года предал анафеме всех упорствующих и продолжающих креститься двумя перстами. Лишь в 1971 году поместный собор Русской Православной Церкви отменил ту поспешную анафему, дав посыл к примирению сторонников старой и новой веры.
Правительство на исходе XVII века стало жестоко преследовать старообрядцев. Им пришлось всеми силами приспосабливаться к условиям жизни в мире, который их совершенно не устраивал ни в духовном, ни в нравственном отношении. Староверами остались отнюдь не самые забитые и темные русские люди, а, пожалуй, наиболее думающие, начитанные и деятельные. В русском старообрядчестве благодаря необходимости постепенно и всеми силами бороться за существование поддерживался и развивался дух инициативы и предприимчивости.
В начале XVIII века в старообрядчестве определились различные течения, которые назывались толками или согласьями, разделившиеся на две большие группы: поповщину и беспоповщину.
В Гороховецком уезде в основном были сосредоточены общины старообрядцев беспоповцев поморского согласия преемлющего брак. В частности, деревня Выезд Красносельской волости с конца 19 и практически до 60-х гг. 20 века была населена последователями этого согласия.
Районом первоначального распространения беспоповщины стал север России, Поморье, где удаленность населенных пунктов друг от друга, небольшое количество храмов, традиционное для этих мест преобладание часовен, необходимость зачастую обходиться без священников способствовали укреплению в этих местах беспоповского учения.
В 1-й пол. XVIII в. поморское согласие широко распространилось на всей территории России — поморские общины существовали в Москве, С.Петербурге, Поволжье (Ярославль, Керженец, Саратов), Стародубье. Очень рано поморцы появились в Верхокамье, на Урале и в Западной Сибири. Местные общины поморцев стали в начале XIX важными экономическими центрами Севера России. В начале 1830-х годов из-за вопроса о браке произошёл раскол на старопоморское и новопоморское согласия. Новопоморцы разрешили передавать имущество по наследству, что, по сути, узаконило супружеские отношения вне церковного брака. Однако это же позволило привлекать к себе членов других согласий, недовольных строгостью отношения к блудному сожительству, именуемому у «новопоморцев» «браком».
Послабление старообрядчество ощутило в 60 — 90-е гг. XVIII века при Екатерине II, проявлявшей известную веротерпимость. В ее царствование староверов можно было встретить в любом уголке России: они покидали окраинные земли, где ранее скрывались от преследований, возвращались из-за границы (прежде всего из Польши). Образовались мощные старообрядческие общины.
Положение староверов вновь резко ухудшилось при Николае I. Царь считал себя защитником «истинного» православия и делал все, чтобы уничтожить церковный раскол, искоренив старообрядчество. Были проведены правительственные мероприятия. Ущемляя торговую деятельность старообрядцев, чиновники желали принудить их к переходу в единоверие. Одновременно с этим было объявлено, что с 1 января 1855 года старообрядцы лишаются права записи в купечество. Это распоряжение правительства вызвало громадный переполох среди старообрядцев торгово-промышленного класса и содействовало очищению старообрядчества от более слабых его элементов.
В 1883 году самодержавный режим вновь дает некоторые послабления для «ревнителей старой веры»: им было дозволено свободное отправление старообрядческого культа, но без колокольного звона, публичных крестных ходов. Вероятно, в этот период времени многие старообрядцы, привыкшие жить в постоянном ожидании новой волны репрессий, начинают обживаться и оседать в определенных местах, в том числе и во Владимирской губернии. Массовое отходничество, распространенное в Гороховецком уезде было, в том числе, и следствием постоянной необходимости для старообрядцев переезжать с места на место.
Экономическое усилие старообрядческих общин заставило царское правительство с ними считаться и искать точки сближения. 17 апреля 1905 года был принят Указ «Об укреплении начал веротерпимости». Он уравнял старообрядцев в правах с остальными православными и легализовал старообрядческие общины.
Отечественные ученые отмечают, что «сам факт выживания и деятельности старообрядческой общины в условиях российской государственности – явление уникальное в истории русской культуры и экономики». Община в XVIII — XIX вв. сохраняла огромное значение, в т.ч. хозяйственное. Она играла серьезную роль в старообрядческом предпринимательстве, где действовал своеобразный экономический механизм, развитая сбытовая сеть, сложная кредитная система, координация поставок сырья, производства и сбыта. «Главным менеджером» оставалась староверческая община и ее Совет. Община регулировала в некоторой степени и отношения собственности. Продолжала действовать традиция возвращения части прибыли в религиозную общину. Эта традиция в определенной степени распространялась на взаимоотношения старообрядческих предпринимателей с рабочими.
Предприниматели и купцы из староверов строго следовали нравственным заветам предков, умели держать слово, были честны в сделках и славились милосердием. Прижимистые в расходах на собственные нужды русские миллионеры из старообрядцев не жалели средств на благотворительность: строили и содержали приюты для бедных, школы, училища, больницы; субсидировали развитие науки и культуры; обустраивали города.

Иван Александрович Шорин
Иван Александрович Шорин

Таким же, по воспоминаниям современников, был и наш знаменитый земляк, основатель Гороховецкого судостроительного завода, Иван Александрович Шорин, с детства занимавшийся отхожим промыслом, прошедший все стадии формирования профессионального отходника-котельщика, что позволило ему выдвинуться на руководящие должности, а впоследствии открыть собственное дело, прославившее Гороховец на всю Россию и за ее пределами.
Иван Александрович Шорин умер в возрасте 58 лет 26 марта 1918 года. Похоронен был в д.Выезд на старообрядческом кладбище. Хоронил его весь город и уезд. По постановлению заводского комитета завода Шорина, гроб с телом Ивана Александровича от с.Красного и до кладбища возле д.Выезд несли на руках, а в течение всего шествия громадной похоронной процессии на заводе не переставал гудеть гудок. События октября 1917 года и последовавшие вслед за ними изменения в общественно-политической, экономической и духовной жизни затронули все слои русского общества, надолго предав забвению многие страницы нашей истории. Отголоски этих трагических событий, к сожалению, не изжиты по сей день.
Великий российский учёный Михаил Ломоносов в своем научном труде об истории славян сказал: «Народ, не знающий своего прошлого, не имеет будущего». Носителями памяти об истории народа, его прошлом: знаменитых людях, правителях, победах и поражениях могут быть памятники (архитектуры, культуры, археологии, литературные, техники), письменные источники, семейные архивы и предания. Пришло время обрести все эти знания заново. А начинать с восстановления памяти о нашей древней Гороховецкой земле, о людях, которые приумножали ее богатство и славу, о наших знаменитых предках и земляках.


А.А. Шашкина, главный специалист по сохранению, использованию и популяризации объектов культурного наследия отдела архитектуры и строительства администрации Гороховецкого района.

Опубликовано в газете «Новая жизнь» 30.09.2016 №49.

Просмотров 10, сегодня просмотрели 1
0




Поделитесь новостью с друзьями
  • 1
  • 23
  • 6
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    30
    Поделились

Добавить комментарий

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля

Don`t copy text!