Биографический очерк старца-крестьянина

В деревне Митины Деревеньки Вязниковского уезда 30 октября позапрошлого века на закате солнца скончался на исходе 88 года от роду старец Феоктист Нестерович. Редкий был старец. Именно тем был замечателен, что стоял он весьма высоко среди своей братии-крестьян в отношении умственного и нравственно-религиозного развития; тем он выдвигался из своей среды, что был добрым и сознательным христианином, зная хорошо Священное писание и творения Св. Отец, старался быть искренним христианином.

Царство небесное, нашему доброму, благочестивому и во многих отношениях почтенному старцу! Не стало среди нас умного и назидательного старичка…

Но образ его еще свеж и долго продержится в памяти знавших его людей. Вид его, поистине, напоминал вид библейского патриарха. Высокое чело его, изсеченное морщинами и прикрытое редкими седыми волосами, выражало присутствие бодрствующей мысли; глаза его, обрамленные красными веками, были лишены вещественного света, но за то, постоянно обращенные горе, казались будто непрестанно созерцали невещественный духовный свет, на губах – видно было добродушие; все лицо его выражало духовное спокойствие верующего христианина; стан его, довольно высокий, но согбенный старостью, был сух.

Любил, покойный, поговорить, побеседовать с добрыми людьми; любил от более образованных послушать книжной мудрости, а меньшую свою братию сам желал наставить доброму, – Божьему Писанию и житейской мудрости. Не чуждался он, не смотрел с предубеждением, подобно многим из своей среды, на знание и светских наук. Совсем не было в нем ничего суеверного. Когда глаза его видели, тогда любимым его занятием в старости, да и в средние лета – было чтение книг. Любил он рассказывать в назидание другим случаи из своей жизни. Был он очень благочестив, прилежал к церкви Божией, нелицемерно почитал духовных отцов как наставников и молитвенников своих. По тому любимым его рассказом было то событие из его жизни, как он, будучи еще молодым юношей, введен был раскольниками в сомнение в православии нашей Российской церкви. Душевно мучась, искал он «где правильная вера».

В городе Вязниках и окрестных деревнях тогда жило (живут и теперь) много раскольников разных сект. Раскольники разных сект деятельно старались привлечь на свою сторону молодого, ревностного по вере и притом грамотного юношу. Сектанты съумели возбудить ненависть в малосведующем юноше к православной, будтобы еретичествующей, церкви, но не удалось им совсем вырвать его из лона святой церкви. Вступить в ту или другую секту ему мешали сами же сектанты, которые охуляли друг дружку, ставя чужих сектантов даже ниже «церковников», а притом его свежий и здравый ум мог подмечать противоречия и недоказательность их книжных доводов. И в таком мучительном искании «правой веры», он находился до тех пор, пока Провидение не послало в дом отца его некоего монашествующего – православного, который указал ему, в какой книге он может найти ответы на мучащие его вопросы о православной церкви. И с тех пор, как прочел ту книгу, сомнения его разсеялись и он всею душею прилепился к истинной Православной церкви.

Никольская церковь. Вид на погост со стороны Митиных Деревенек.

Любил он ходить в храм Божий к Богослужению, во время праздников и дней воскресных. Ни ночь, ни вьюга не остановливали его пойти даже к утреннему Богослужению в приходский храм, – Николая Угодника, находящийся в трех верстах от деревни. Рассказывал он, покойный, близким ему людям про чудный случай, весьма поучительный для нашего времени, бывший с ним однажды, когда он шел с товарищем во время одного праздника к утрени. «Пошли мы, разсказывал покойный, довольно раненько к утрени. Было зимой. По выходе нашем за деревню, поднялась сильная вьюга, дорогу занесло снегом, – но место знакомое. Пойдем, сказал я товарищу, Бог милостив, Угодник Божий доведет нас. Прошли с полпути, – вдруг сбились с дороги; идти не знаем куда. Ну, говорим, дело плохо; воротимся назад по своим следам…. Только переговорили воротиться, как услышали голос, говоривший: «идите сюда»!… Мы пошли на голос, признавая голос церковного старосты С.П. Отошедши некоторое разстояние, мы, не видя говорившего нам человека, опять не знали куда идти. И вот опять услыхали тот же голос: «идите сюда»!… Когда мы снова пошли на голос, то неожиданно подошли к церкви. В церкви еще никого не было и к утрени еще не звонили, так как мы пришли довольно рано – никакого старосты, как оказалось потом, не шло…. Шли мы вдвоем и голос оба слышали. – Не правду говорить – этот почтенный старец, вполне можно быть уверенным, не любил.


Жил Ф.Н. не богато, но, благодаря разумным трудам и постоянной трезвости, вел крестьянство свое исправно, даже примерно. Охотник был до садоводства. Но горе-нужда и разные бедствия не раз навещали его. Так сперва трудно ему было разводиться хозяйством, потому что от отца ему хозяйство пришло довольно плохое, а капиталов – один рубль. Два раза в жизнь свою погорал. Последние годы жил со внуками своими – крестьянами, няньчась с правнуками, за что потом получал жалованье по три копейки в сутки, чтоб иметь что-нибудь на свечку в церковь Божию. В последние дни своей жизни он видимо изнемогал под бременем лет своих, и тело его стало, «как худой скудельный сосуд, по его выражению, ни к чему не годный». Пред кончиною исповедался и приобщился пречистых Таин, к коим всегда приступал с искренним сокрушешем о грехах своих и обильными слезами, «пособоровался» для сугубого очищения грехов, и мирно почил.
Вечная память, рабу Божию Феоктисту!
Свящ. И. Лавров.
«Владимирские епархиальные ведомости» 1 февраля 1883 года № 3, неофициальная часть, стр. 63-66.
Орфография и пунктуация оригинала частично сохранены.

Автор заметки – священник Кинешемского погоста Иван Степанович Лавров. О нём и его отце сообщали ЗДЕСЬ. О Кинешемском погосте писали ЗДЕСЬ.

Лавров Иван Степанович. Священник Никольской церкви Кинешемского погоста Вязниковского уезда, Троицкой кладбищенской церкви г. Шуи.

В настоящее время от старинного погостского кладбища почти ничего не осталось. Могилы стёрты и закрыты позднейшими погребениями. Несколько надгробий свалены в одну кучу к северу от храма. Среди них – чудом уцелевший камень с легко читаемой надписью «В Бозѣ почившiй Крестьянинъ деревни Митяных деревенекъ Николай Ɵеоктистовичъ Ɵеоктистовъ скончался 1876 г. июля [число неразборчиво – И.Г.] 60 лѣтъ от роду». С большой долей уверенности можно утверждать, что это – надгробие с могилы сына упоминаемого в заметке Феоктиста Нестерова.

«В Бозѣ почившiй Крестьянинъ деревни Митяных деревенекъ Николай Ɵеоктистовичъ Ɵеоктистовъ скончался 1876 г. июля [число неразборчиво – И.Г.] 60 лѣтъ от роду». Кинешемский погост.

Среди погибших 13 августа 1961 года https://vk.com/public129611027?w=wall-129611027_55 была и Мария Герасимовна Феоктистова из Митиных Деревенек, обретшая покой в земле Кинешемского погоста рядом с родственниками… В том числе и мужчинами – носителями фамилии, далёким предком которых несомненно можно назвать родившегося в 1793/1794 году старца Феоктиста.

Автор: Ирши Гук.
По материалам Вязниковского вольного краеведческого общества им. протоиерея К.А. Веселовского.

Просмотров 576, сегодня просмотрели 2
0




Поделитесь новостью с друзьями
  • 1
  • 15
  • 4
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    20
    Поделились

Добавить комментарий

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля

Don`t copy text!